Примеры и комментарии












































Березовский: Я просто объяснил редакции <Коммерсанта>, что отныне имею право выражать свое мнение. Им известна моя точка зрения на московского мэра. Если Коммерсант опубликует положительный материал о Лужкове, это будет означать, что я был недостаточно убедителен. Или: На что я имею право как основной акционер, скажем, "Независимой газеты"? Быть услышанным главным редактором, безусловно. Я как акционер "Коммерсанта" - не человек с улицы, которого можно не замечать. Я имею право в любой момент высказать свою аргументацию по любому из вопросов. Примет ли ее главный редактор или нет - это уже его проблема. И я никогда не позволял себе в случае, если мои аргументы не принимались, предпринимать что-то только потому, что кто-то думает иначе, чем я. Это уже мои проблемы - значит, был недостаточно убедителен. Так строятся мои отношения, например, с Третьяковым, и поэтому я считаю, что "НГ" самая неангажированная газета.





















Березовский: Нас с ним познакомил Петр Авен. При очень смешных обстоятельствах. Три раза мы назначали встречу, и три раза я на встречу... Геворкян: Опаздывал? Березовский: Или не приходил. Я вообще ничего о нем не знал. И когда уже Валя сказал: "Все, больше не хочу", то я спохватился, понял, что теряю неизвестного мне человека, с которым еще не познакомился и перед которым мне уже неловко. Я приложил усилия и встреча состоялась





















Березовский сразу согласился на съемку и дал номер своего мобильного телефона. На следующий день я напомнила о себе. Березовский очень вежливо попросил позвонить на следующей неделе. Так продолжалось три месяца. И каждый раз он был подчеркнуто вежлив, извинялся, что не может сейчас сниматься, и прощался со мной опять "до следующей недели". Наконец у него нашлось время, и я фотографировала Березовского в его клубе в шикарном интерьере в красных тонах.





















Березовский:И уж потом вы знаете заявление Чубайса о том, что - да, мы должны были обмануть. Ну - это уже полное бессилие. Ну, когда его спросили: как же так, президент сказал, что не будет девальвации? - “Ну, президент должен был так сказать”. - То есть правильно я вас понимаю, что президент должен был обманывать? - “Да, президент должен был обманывать”. Все. Он не понимает, что на этом уровне никогда невозможно обманывать. Потому что - один раз - и никогда больше тебе никто не поверит. Все. То есть раз ты не можешь аргументировать - нужно уходить, но не обманывать.





















На эту тему имеется богатая литература. Поэтому сошлемся только на недавние публикации воспоминаний Нагибина и Топорова с описанием парадоксально контрастных примеров. Писатель Нагибин чуть не до старости считал себя евреем и комплексовал, как еврей, а выяснилось, что зря. Питерский переводчик и журналист Топоров, будучи евреем, напротив об этом благополучно забыл и все забыли, - никаких “еврейских” проблем не испытывал.





















Березовский: …меня не принимает российское общество: еврей, богатый, к тому же одно время занимавший по поручению президента государственную должность.





















Завтра, 1998, 17 ноября.





















Березовский: Мне приятнее, если у моих детей местом рождения будет значиться Россия. Что бы обо мне ни плели в газетах, тут моя Родина, здесь мой дом.





















Березовский: Я, действительно, не состою ни на государственной службе, сегодня не числюсь ни в одной коммерческой структуре





















Березовский: Требуется от меня совет, я его даю, не требуется от меня совет, я его не даю.





















Березовский: Допустим, кому-то нужно было создать иллюзию, какой плохой у нас президент Ельцин. Поскольку Березовский - главное зло России и он общается с Борисом Николаевичем, значит, плох и Ельцин.





















Березовский: Готов подписаться под словами Андрея Сахарова: смысл жизни - экспансия, то есть устройство мира по своему разумению.





















Должность пророка в нашей стране, как известно, уже занята писателем Солженицыным.





















Березовский: …у меня есть вполне конкретные как бы интересы, которые я и пытаюсь сегодня отслеживать. Главный интерес мой сегодня это то, что произойдет в 2000 году. Я имею в виду президентские выборы 2000 года. По крайней мере, я пытался сформулировать для себя, в чем эти интересы состоят. Мне кажется сформулировать можно коротко. Интересы наши в 2000 году состоят в том, чтобы обеспечить преемственность власти.





















Березовский: Наш конфликт с Гусинским ни для кого не секрет. Для меня политические приоритеты всегда выше зарабатывания денег, а мой оппонент считает ровно наоборот. Наконец идеология Гусинского потерпела сокрушительное поражение.





















Березовский: Я считаю, что наш президент - многогранная фигура, и он считает не на шаг и не на два. Именно поэтому он - политик номер один в России.





















Березовский: Но лично я убежден, что Борис Ельцин меня не любит.





















Березовский: Это безусловно не конфликт на личном уровне, он просто превратился в него в конечном счете. Именно об этом я и хотел сказать: что ни в коем случае не хотелось бы это превращать в конфликт на уровне двух людей или на уровне групп людей. Конфликт значительно шире. Конфликт в том, какими путями реально должна развиваться Россия. Или: А если говорить о противнике, то это не люди, а коммунистическая и нацистская идеология.





















Березовский: И, безусловно, я абсолютно не воспринимаю сегодняшнее событие в терминах победы или поражения. Я воспринимаю это как совершенно естественное развитие достаточно сложной политической и экономической ситуации в России. Но я уверен, что вектор развития даже не шелохнулся, он прежний - это курс реформ.





















Березовский: …Россия никогда не была империей, претендуя на то, чтобы быть ей. Я имею в виду империю как моральное доминирование.





















Березовский: Я не хотел бы здесь сейчас входить в объяснения и в полемику по поводу того, кто предлагает лучший путь, а кто - худший. Но, безусловно, остается одно: должна быть принята во внимание любая аргументация.





















Березовский: ..я в разговоре с Иваном Петровичем <Рыбкиным> высказал мысль, что считаю его уход абсолютно неправильным. Я просил и Виктора Степановича не реагировать резко и сохранить ту позицию, которую он имеет.





















Березовский: Я объяснял Примакову, что он вступает на опасный путь. Я знаю, что 7 декабря 1998 года он направил в Генеральную прокуратуру письмо с просьбой начать следствие против Ценробанка. Тем самым он превысил свои полномочия и должен бы за это понести ответственность.





















Березовский: Это все-таки незначительное событие <увольнение Березовского>, которое премьер легко, с точки зрения значимости самого события, может пережить.





















Березовский: Я действительно был страшно удивлен некоторое время тому назад, когда Чубайс, правда, он еще был главой администрации президента, однажды мне сказал: "Вы знаете, я могу зайти к президенту подписать любой указ. Я могу произвести любое кадровое изменение".





















Березовский: Я, конечно, ни в коей мере не считаю возможным отвечать на этот вопрос, потому что ответ на этот вопрос означает оценку своих собственных действий. Или: Я считал недопустимым быть у власти и критиковать власть таким образом. Сегодня я этих обязательств не имею и чувствую себя, безусловно, свободнее.





















Березовский: :…я считаю, что добросовестно выполнил то поручение, которое давал президент… никогда, ни разу не покривили душой, никогда не пошли против совести... именно такая жесткая, правдивая, открытая позиция позволила добиться самого важного результата…





















Березовский: …те слова, которые произносит Чубайс, и те действия, которые он предпринимает, расходятся. Или: А действия свидетельствуют ровно об обратном, - о том, что именно действия самого вице-премьера в точности соответствуют тому, с чем он на словах борется. И именно это я считаю некорректным.





















Березовский: : Мне в жизни дико повезло. Я всю жизнь занимался тем, что мне нравилось. Я 25 лет занимался науками. Мне это очень нравилось. Семь лет - бизнесом. Мне это нравилось. Год я занимался непубличной политикой. Мне это тоже нравилось. Я должен проверить свои ощущения. Мне кажется, что мне понравится заниматься публичной политикой.





















Березовский: Что касается второго вопроса - хорошая шутка.





















Березовский: Видимо, я все-таки плохо сегодня вам это объяснял.





















Геворкян: : Отвечая на вопрос о своей роли в формировании правительства, вы заметили, что если бы действительно его формировали, то оно было бы другим. Каким?
Березовский:Я не считаю правильным обсуждать этот вопрос, пока он остается для меня риторическим.





















Березовский: …те кандидаты, которые сегодня являются наиболее видными политиками в России ..., они не могут обеспечить преемственность власти - это Зюганов, это Лужков и это Лебедь. И я считаю, что правильно, чтобы вот эти люди выясняли отношения между собой. Ведь давайте посмотрим, кто больше всего обеспокоился и напрягся по поводу кампании Лебедя в Красноярске? - Юрий Михайлович Лужков. И он это не скрывает. Почему? Да понятно, почему - потому что он и Лебедь играют на одной и той же поляне. Ну так скажем, национал-патриотизм. Вот они осваивают одно и то же поле. Я считаю, что совершенно неправильно сегодня выводить Лебедя из игры. А он реально будет выведен из игры, если он проиграет выборы в Красноярске. Я считаю, что действительно будет значительно лучше, если вот эти два человека будут находиться в одном пространстве и выяснять между собой отношения.





















Березовский: Роман намного младше меня. Он, конечно, человек совершенно неординарных способностей. Я имею в виду понимание жизни. Ему это как-то очень удается. Может быть, потому, что у него было достаточно сложное детство. Он полностью сделал себя сам. Рома - человек глубокий и очень правильный. И самодостаточный, да





















Березовский: Депутаты позволяют себе абсолютно недопустимо оскорбительные выпады и по отношению к друг другу, и по отношению к гражданам, которые не защищены депутатской неприкосновенностью.





















Березовский: Единственным ограничением, единственным критерием того, успешен этот шаг или нет, является ответ на вопрос - через гражданскую войну делается этот шаг или нет.
Или: Нужно, как говорится, закрыть глаза и вот единственное - не перейти границу гражданской войны. Или: Важно только одно - происходит при этом социальный взрыв или нет).





















Березовский: : …ни в коем случае, категорически опасно здесь пытаться всех загнать под какую-то политическую крышу, и что мы должны сплотиться и дать политическую оценку этому. Или: И это противостояние иногда носит кровавый характер. Слава Богу, сегодня нет массово столкновения.





















Березовский: Для меня существенно не что обо мне пишут, а как я ощущаю события сам. Все последние годы, как, впрочем, и большую часть жизни, то, что я делаю, соответствует моему пониманию жизни. Перед собой я чист, и только это является для меня критерием того, поступаю я правильно или нет. Или: Поймите меня, я не альтруист, и мое поведение совершенно рационально. Я сам проявил инициативу и пошел заниматься и Чечней, и Содружеством, я сам решил противостоять Примакову, и в течение месяца-полутора был вообще в этом противостоянии один, хотя потом появилось много тех, кто присоединился.
Или: Рассчитываю, как и всегда, только на свои силы. Или: …в нынешней Думе ни одна фракция не соответствует моим представлениям о том, какой должна быть парламентская фракция.





















Березовский: Я заявляю, что все, кто замешан в этом преступном деле, будут мной преследоваться, пока у меня достанет сил, и я не отступлюсь, пока эти нелюди не ответят по закону.





















Березовский: : …за такой образ платят мои оппоненты или враги; …сумму, которую его оппоненты или враги потратили, чтобы оклеветать или очернить его.





















Березовский: Я недавно был на приеме у начальника Главной военной прокуратуры господина Демина и высказал ему свою позицию - по отношению к Литвиненко допущена вопиющая несправедливость. Надеюсь, господин Демин понял меня правильно и предпримет все необходимые действия по освобождению Литвиненко из-под стражи.





















Березовский: Конечно, успокаиваться нельзя, предстоит глубочайший, тяжелейший анализ того, что произошло, в том числе, к сожалению, поименный. И если власть сама это не сделает, я подчеркиваю, если власть сама этого не сделает, вместо нее это будет делать оппозиция и жесточайшим образом. Но проблема-то как раз в том и состоит, что, я не вижу воли у власти совершить такой шаг.





















Березовский: Если не сформулировать правильно вопросы, и не попытаться правильно дать на них ответы, то гарантированно, что Россия как единое государство распадется.





















Березовский: К сожалению - и это не в первый раз - я раньше других осознавал опасность. Это относиться и к Примакову, которого я считаю очень серьезным и опасным противником. …его позиция, с моей точки зрения, была ошибочной и разрушительной для России, и против этого я восставал
Или: Но когда я вдруг понял - реально вдруг - что компартия перерождается в нацистскую...Еще в 96-м мы предсказывали, что нашим основным оппонентом в 2000 году будут нацисты, русские националисты. Но я не предполагал, что они в прямом смысле вырастут из компартии. И вот тогда я осознал, сколь велика была опасность. … Вот тогда я опомнился и понял: о чем же жалеть, откуда сомнения, ведь иначе Макашов или а ля Макашов был бы президентом.





















Березовский: …у политика всегда доминирует рациональное. Всегда. … если Примаков, будучи хладнокровным политиком, сможет сдерживать свои эмоции, то популист Лужков не выдержит. …Спецслужбисты, которые стоят за спиной Примакова, не смогут не презирать людей "Системы". Впрочем, все эти комбинации вполне в стиле беспринципного Лужкова. Вчера он - левый центр, сегодня -правый центр вместе с Явлинским, а завтра он союзник Примакова. До парламентских выборов много времени, и я уверен, что Юрий Михайлович еще не раз сумеет перевернуться. К тому же он суетлив и уже сегодня пытается подстраховаться переносом выборов мэра на декабрь. Правда, и тут он в последний момент призадумался. Вы можете себе представить, что так вел бы себя Ельцин в 96-м, когда его рейтинг был 5 процентов? Он не только не страховался, но был уверен в победе, и это стало решающим фактором.





















Березовский: Он должен быть политиком, обладающим тактическим и стратегическим видением. …Президент должен ощущать, каково состояние общества, на что в принципе готово общество, и делать из этого адекватные выводы. … в Кремле никогда не было стратегии - ни внешнеполитической, ни внутриполитической. Он не определил места России в изменившемся мире, не идентифицировал внутренние проблемы. Все, что нужно было сделать, сделал Ельцин на абсолютно интуитивном уровне. …мы должны принципиально понимать, что Ельцин аналитической стратегией не обладал. И те люди, которые его окружали, к сожалению, не смогли эту стратегию создать. …Следующий президент не сможет прожить на таком багаже. Точно не сможет.





















Березовский: Я не вижу серьезного оппонента Путину, если, конечно, он сам не наделает серьезных ошибок, и если действительно не появиться мощная новая, неизвестная нам интеллектуальная сила, которая предложит обществу идеи и сможет доказать, что они реализуемы, но я пока что затрудняюсь - если бы меня спросили, вижу ли я такую ситуацию, то я бы ответил: "Нет, не вижу". Или: Киселев: Борис Абрамович, но вы на самом деле обрисовали очень серьезную картину. Вы назвали практически всех основных политиков, которые могли бы претендовать на президентское кресло в 2000 году. Часть из них, по вашему мнению, не обеспечивает преемственность власти, другая часть, обеспечит, но едва ли сможет составить конкуренцию тем, кто не обеспечит. Березовский: Абсолютно верно. И вот это серьезнейшая, тяжелейшая проблема сегодняшней власти. Но я не вижу в этом трагедии. Мне кажется, у власти огромные возможности по продвижению новых людей.





















Геворкян: Бывает страшно?
Березовский: Уже нет.





















Сорокина: Да вы - шахмматист, Борис Абрамович!
Березовский: Я, к сожалению, не шахматист.


Березовский:…я скорее как бы похожу на камикадзе, а не на космонавта.





















Березовский: Вы знаете, я человек самодостаточный. Я никогда не скрывал, что всю свою жизнь от жизни здесь, на земле, я получаю удовольствие. Я получал удовольствие при советской власти, когда занимался наукой и прошел все ступенечки - от первой до почти последней, до членкорра. Академиком не стал. Потом был бизнес. С нуля. Так же в один день я ушел в политику - считал, что это важнее, чтобы сохранить то, что уже сделано. …Знаете, я считаю, что прожил 50 или 100 жизней, если измерять это количеством информации, которую я получил за бренные годы на земле. У меня было 11 аварий, каждая из которых могла закончиться смертью. Машины переворачивались, я ломал позвоночник, я подвергался покушениям, когда в пятнадцати сантиметрах от меня снаряды проламывали головы и гибли люди.Вот после этого ты или забиваешься в угол и боишься выйти на улицу, или понимаешь, что тебе просто подарена еще одна жизнь. И распоряжаешься этим как подарком, к которому можно относится гораздо менее серьезно, чем к тому, что ты заработал сам. Вот так я и отношусь к жизни - как к подарку. Поэтому риски, которые я на себя беру, значительно превышают риски, которые берет на себя большинство людей. И убрать меня сегодня с политической арены можно только одним единственным способом - убить.





















Березовский: …лежал-лежал на печи 20 лет, а потом встал, сила молодецкая, и тут же все и свалилось счастье (о старом менталитете).





















Березовский:…люди, которые своим горбом добыли и сами создали успех для себя, для своей семьи <о новом менталитете>.





















Березовский:Там был такой эпизод, который как бы появился и исчез. А я наблюдал за этим эпизодом с близкого расстояния, когда, вы помните, парламент пытались во второй раз как бы прикрыть, когда вдруг обнаружили там бомбу, и по сути дела речь шла о том, чтобы перенести, как минимум выборы, а как максимум просто найти силовое решение о продолжении вот этой власти. Киселев: А насколько это было серьезно? Березовский: С моей точки зрения, это было чрезвычайно серьезно, постольку поскольку насколько мне было известно были заготовлены указы президента, которые в последний момент президент отказался подписывать).





















Березовский:То, что я делал в течение этого года, мне, действительно, доставляло огромное удовольствие. Самое главное - практически все задачи, которые были перед нами поставлены президентом и которые мы формулировали с секретарем Совета безопасности Иваном Петровичем Рыбкиным, мы выполнили, в некоторых пунктах даже перевыполнили. Это, действительно, очень увлекательно.





















Березовский:Не может газета "Коммерсантъ" три номера подряд посвящать первую полосу Березовскому. Ну, не может. Это не солидно.





















Никогда еще мне не приходилось наблюдать таких мер предосторожности, как во время этой пресс-конференции Бориса Березовского. За 10 минут до ее начала охраной были тщательно осмотрены все 4 кресла, на одно из которых мог сесть олигарх. Некоторые кресла даже были перевернуты. Стаканы для лимонада поменяли свои места на столе на противоположные, а все уже открытые бутылки после тщательного визуального контроля были удалены за пределы зала. (А.Трухан, 22.12.99г.)