[ГЛАВНАЯ]   [УСЛУГИ]   [БИБЛИОТЕКА]   [КОЛЛЕКЦИЯ]  
[ГОСТЕВАЯ КНИГА]    [ПОРТРЕТЫ ПОЛИТИКОВ]

Репина Е.А.
Политический текст как средство речевого воздействия

Описанное ниже исследование посвящено решению задачи эмоционального воздействия современных политических текстов на получателя информации. Поставленная задача решалась путем взаимной верификации данных системного и экспериментального подходов. Сначала был проведен эксперимент, в ходе которого были выявлены степень и качество эмоционального воздействия политических текстов на реципиента. Затем результаты этого эксперимента были соотнесены с анализом системы лексико-семантических, синтаксических и стилистических средств политических текстов. Итогом исследования стала типология современных политических текстов, в основу которой была положена специфика их эмоционального воздействия на получателя информации.

Непосредственным объектом нашего исследования является политический текст. В литературе, посвященной проблемам политического текста [1], [2], [3] отмечаются его следующие особенности. Политический текст - это: 1. текст, функционирующий в сфере политики; 2. текст, обладающий определенной тематикой, связанной с различными политическими вопросами; 3. текст, создаваемый человеком, занимающимся политической деятельностью; 4. текст, имеющий, как правило, коллективного автора и множественного адресата; 5. текст, нацеленный прежде всего на воздействие на людей для получения вполне конкретного результата.

Политический текст изучается и исследуется с различных позиций - с позиции стилистики [4], [5], [6], с точки зрения того, как в нем выражается идеология [7], [8]. Внимание исследователей привлекает вопрос об определении и классификации общественно-политической лексики [9], [10]. Вопросом, который до настоящего времени не нашел в языковедческой литературе общего решения, является определение понятия политической лексики [11], [12]. Создаются словари политических терминов [13], [14].

Наш подход строился на комплексном анализе особенностей политического текста в аспекте эффективности его воздействия на реципиента при учете лингвистических и психологических факторов, обусловливающих достижение цели такого воздействия. При рассмотрении вопроса о прагматической стороне речевого общения мы учитываем положение о подобии интеллектов А. Шаффа, заключающееся в том, что текст воспринимается наиболее адекватно тем читателем, психологические особенности которого наиболее близки авторским. Отсюда, с одной стороны, близость психологических особенностей автора и читателя можно воспринимать как некую данность. Можно говорить и о более глубоком толковании психологического сходства, а именно сходства людей по эмоционально-смысловой доминанте, как это делается в работах В.П.Белянина [15].

С другой стороны, психологическая близость автора и читателя может создаваться в тексте и искусственно. Очевидно, что создавая текст, автор имеет возможность отбирать и варьировать знаковые формы так, чтобы, с одной стороны, они максимально полно и адекватно выражали его замысел, а с другой стороны, максимально соответствовали типу личности реципиента. Тем самым, в процессе создания текста автор некоторым образом прогнозирует его восприятие реципиентом, корректируя свой замысел. [16], [17], [18].

Это позволило сформулировать две гипотезы. Первая гипотеза состоит в том, что люди, принадлежащие по своим взглядам к одной политической партии, обладают сходными когнитивными структурами, или их фрагментами, которые должны проявляться в создаваемых ими текстах. Иными словами, мы полагаем, что тексты, принадлежащие одной политической партии, но, как правило, разным авторам, а часто и коллективному автору, должны быть схожи по своим психолингвистическим характеристикам.

Вторая гипотеза заключается в том, что одной из осознанных, целенаправленных прагматических задач автора политического текста является задача формирования с помощью необходимых языковых средств определенного эмоционального психического состояния у реципиента.

В качестве основной в таком исследовании выступает задача объективной оценки способности политического текста эмоционально воздействовать на реципиента. Решение этой задачи состоит в необходимости путем анализа конкретного текстового материала разобраться, какие формы действенной эмоциональной направленности наиболее часто используются сегодня в политическом тексте.

В начале исследования был проведен эксперимент. Его цель - выявление качества и степени воздействия на реципиента заложенных в политических текстах базовых эмоциональных состояний [19].

В эксперименте приняло участие 50 человек (22 юноши и 28 девушек). Из них 25 - студенты технических вузов, 25 - студенты гуманитарных вузов. Для исключения эффекта пристрастности были привлечены реципиенты политически неангажированные. Методом отбора служила анкета, состоящая из 3 вопросов, которую студентам было предложено заполнить перед началом эксперимента. Таким образом, для эксперимента нами было отобрано 50 человек, которые: 1. не являются членами какой-либо политической партии (течения, движения и т.п.); 2. не являются прямыми сторонниками какой-либо политической партии (течения, движения и т.п.); 3. никогда не принимали участие в каких-либо политических митингах, забастовках и т.п..

Эксперимент проводился в четыре этапа.

На первом этапе основным приемом служила методика диагностики самооценки Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина [20]. Цель проведения такого тестирования - выявление зависимости характеристик восприятия текстов от личностных особенностей реципиентов, а также от их психического состояния в момент этого восприятия.

Второй этап был связан с оценкой реципиентами политических текстов. Основным здесь служил метод семантического дифференциала Ч. Осгуда [21].

Для эксперимента было отобрано 35 политических текстов. Они предъявлялись реципиентам на отдельных карточках. Реципиенты должны были оценить тексты по 28 шкалам, представляющим собой 28 эмоциональных состояний, в баллах от 0 до 6, и ответить, какие эмоциональные состояния вызывают эти тексты.

На третьем этапе ставилась цель подтвердить предположение об объективной способности эмоционального воздействия политического текста на реципиента. Для этого была оценена динамика состояния тревоги, т.е. проведено сравнение уровня тревожности до прочтения и оценки реципиентами политических текстов с уровнем тревожности сразу после этого. Основной метод - укороченный вариант шкалы самооценки Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина для оценки динамики состояния тревожности.

После прочтения текстов у 44 реципиентов из 50 тревожность повысилась, что позволяет считать: политические тексты оказывают эмоциональное воздействие на реципиентов.

На четвертом этапе было построено семантическое пространство 35 экспериментальных текстов в рамках 28 шкал. Основной метод - метод построения субъективных семантических пространств с использованием факторного анализа.

На основе экспериментальных и данных структурного анализа было выделено три типа политических текстов по характеру их эмоционального воздействия на реципиентов: “агрессивный”, “эпатажный”, “энергичный”.

В основе “агрессивного” типа текста в основном лежат сильные с точки зрения психической активности, негативные эмоциональные состояния: ненависть, озлобленность, страх, ужас. Из состояний средней психической активности: презрение, тревога, беспокойство. Из состояний низкой психической активности: чувство обиды, униженность.

В целом тексты агрессивного типа заставляют человека чувствовать себя обиженным, униженным, оскорбленным, но не беспомощным и ущербным. Они призывают активно действовать, мстить. Основным смыслом выступает идея об опасности врага, который сделал нашу действительность “отвратительной, мерзкой, страшной” и с которым нужно бороться. В них много обращений к физиологической стороне человеческого существования, много говориться о насилии, убийствах, самоубийствах. Часто в агрессивных текстах происходит смена эмоциональной доминанты. В начале текста - в основном лексика, описывающая состояние страха, безнадежности, тревоги. К концу текст становится более жизнеутверждающим.

Пример агрессивного текста:

Который год - в стране царствует смута и развал, властвует произвол финансово-чиновничьей олигархии.
Который год мы ожидаем обещанного благополучия и процветания, получая взамен безудержный рост цен, неплатежи по зарплатам и социальным пособиям, межнациональные войны и конфликты, бандитизм и коррупцию.
Довольно слушать бесконечные обещания и заверения чиновников, терпеть унижения и издевательства обнаглевших "реформаторов".
На попытку Ельцина путем политических рокировок продлить агонию ненавистного антинародного режима - ответим: НЕТ - антинародному курсу !
На угрозы президента распустить Государственную Думу, выступающую за изменение курса "реформ ", заявим: Руки прочь от Государственной Думы! Даешь Правительство народного доверия!

Эти психолингвистические характеристики соотносимы с результатами системного анализа. Частое употребление лексики, задаваемой семантическими категориями ‘смерть’ и ‘тоска’ придают текстам эмоциональную насыщенность.

С точки зрения литературного языка в этих текстах нередко встречается разговорная лексика, стилистически сниженные языковые обороты, вульгаризмы. Предложения в основном простые или сложносочиненные. Много безличных конструкций, конструкций с пассивным залогом. Большое количество абзацев придает агрессивным текстам некоторую отрывистость и резкость.

Из стилистических приемов можно отметить наличие эпитетов, имеющих негативную окраску, сравнений, гипербол. Иногда встречается ирония и сарказм.

Характерной чертой текстов данного типа является частое обращение к авторитетам, что свидетельствует о желании найти подтверждение или оправдание своим словам, заверить читателя в том, что не только они, но и народная мудрость, и авторитетные личности думают так же.

Тексты “эпатажного” типа заставляют чувствовать свою неполноценность, считать себя ущербными, жалкими и обманутыми. Они представляют собой некий диалог автора и читателя, целью которого является подавление самого собеседника, т.к. именно он (собеседник) является жалким и ничтожным, предавшим свое Отечество, или просто бездельничающим, не желающим работать и трудиться.

В основе эпатажного типа текста лежат в основном эмоциональные состояния низкой психической активности: униженность, подавленность, чувство пустоты, чувство ущербности, беспомощность, обида. Из состояний средней психической активности: презрение, раздражение, беспокойство. Из позитивных эмоциональных состояний - веселость, что, на наш взгляд, является проявлением эмоциональной насыщенности, претенциозности, красочности текстов как в плане лексики, так и в плане синтаксиса и стиля.

Эти психолингвистические характеристики репрезентируются лексикой разных функциональных стилей и разновидностей национального языка. Наряду с разговорной лексикой, которая придает тексту неофицальный характер, создает более близкое общение между автором и читателем, а также сленгом, вульгаризмами, окказионализмами, много возвышенной лексики, тяготеющей к архаике.

Пример эпатажного текста:

Встала из мрака (сем. катег. "сумрак") младая (устар.), с перстами (устар.) пурпурными, Эос и провалилась (сем. катег. "падение") обратно, стеная (устар.) ужасно (сем. катег."тоска"). К зрелищам типа таких (разг.) не привыкли античные боги. Некий ахейский товарищ (уж мужем (устар.) и зваться не может; мужи (устар.), как зайцы, не бегают от КГБ (совр. аббривиатура) лет на двадцать в изгнанье) как-то решился разочек смотаться (разг.) под Трою.

Актуальны различные стилистические приемы: метонимия, оксюморон, ирония, сарказм. Много эпитетов, метафор, сравнений, гипербол. Характеризуются эти тексты и наличием пословиц и поговорок, которые имеют в основном негативный оттенок. Также для текстов эпатажного типа характерна ритмичность.

С точки зрения синтаксиса, много абзацев, вставных конструкций, вводных слов и словосочетаний, предложений с прямой речью. Нередко встречаются нарративные вопросы, полипропозициональные предложения. Отсюда возрастает и роль пунктуации. Много тире, двоеточий, восклицательных и вопросительных знаков, есть многоточия, кавычки, а также сочетания различных знаков препинания.

Система образности эпатажных текстов связана с наличием семантических категорий: “зло” и “ложь”.

Эпатажные тексты ориентированы в основном на мифологическое сознание и строятся с опорой на категориальные оппозиции: свой-чужой, голодный-сытый, добро-зло и т.п. В идеологическом плане противопоставление добро-зло является абсолютной ценностной шкалой. Абсолютные ценности “добра” и “зла” связываются со значимым в данном сообществе символическим рядом и олицетворяются с образах “нас” и “наших оппонентов, врагов”.

В эпатажных текстах имеют место апелляция к фольклору, обращение к христианству, к древнейшим представлениям, которые отражаются в данных текстах в виде использования стереотипных образов животных. Есть обращения к физиологической стороне человеческого существования, что проявляется в противопоставлении плотского и духовного, высокого и низкого.

В основе “энергичного” типа текста лежат в основном положительные эмоциональные состояния: воодушевление, радость, гордость, восхищение. Энергичные тексты не подавляют, не унижают человека. Из негативных эмоциональных состояний они вызывают лишь легкое раздражение, иногда беспокойство, тревогу.

Основная идея энергичных текстов заключается в неповторимости нашего Отечества и нашего народа, в неповторимости и уникальности каждого человека в отдельности. Характерны призывы к добру, справедливости, честности. Акцентируется необходимость уважения личности, самосознание каждого человека, несущего ответственность за все, что он делает. Они вселяют в человека оптимизм, надежду, призывают работать, жить активно, творчески.

Пример:

Период разрушения духовных, личностных и гражданских основ заканчивается. С каждым днем появляются и крепнут убеждения в ценности духовных основ личности и норм взаимоотношений.

Данное эмоциональное состояние связано с наличием определенной системы образности в текстах данного типа, которая характеризуется семантическими категориями: ‘жизнь’ ‘истина’ ‘борьба’ ‘добро’. В энергичных текстах присутствует и более эмоционально окрашенная лексика, относящаяся к семантическим категориям ‘враг’, ‘зло’. Но она скорее выражает подозрительность, недоверие, обидчивость, нежели явную агрессию, нападение.

С точки зрения литературного языка, лексика в целом нейтральная, иногда встречаются элементы разговорного языка, что делает автора текста более искренним, сближает его с читателем. Есть метафоры, эпитеты. Часто встречается употребление пословиц, поговорок, цитат. Их использование ориентировано на экспрессивизацию контекста, на стилизацию разго­ворной речи, выполняющей функцию интимизации, установления контакта с читателем, привнесение оценочного начала для выражения по­зиции автора.

В текстах энергичного типа встречается большое количество сравнений и противопоставлений. Как правило, сравниваются или противопоставляются истина-ложь, доверие-подозрение, богатство-нищета. По количеству слов превалирует положительная сторона данных оппозиций.

В результате исследования стало очевидно, что политический текст, нацеленный на пропаганду определенных идей, на привлечение новых сторонников, достигает своей цели не столько путем объективных рассуждений и логических доказательств, сколько путем апелляции к эмоциям реципиентов. В целом это, видимо, связано с тем, что во времена политической и экономической нестабильности, несовершенства правительственных органов власти и нечеткости их деятельности, появление огромного количества различных политических партий способствует нарастанию эмоциональной напряженности.

Внешней формой выражения эмоционального напряжения становится экспрессивный вокабуляр, экспрессивный синтаксис, стилистические приемы, смешение различных функциональных стилей, а также лексики из разных слоев языка. Иногда встречаются стилистические, грамматические, лексические, орфографические ошибки. Все это значительно усиливает воздействие политических текстов, а также свидетельствует о том, что политический дискурс в России находится еще в стадии становления.

В целом данное исследование дало возможность упорядочить имеющиеся представления как о психологических, так и о лингвистических параметрах их эмоционального воздействия на получателя информации.

Проведенное исследование позволило сформулировать следующие выводы:

  1. Политический текст обладает способностью эмоционального воздействия на реципиентов и формирования у них эмоционального психического состояния.
  2. Существует тенденция в том, что политические тексты нацелены прежде всего на воздействие путем апелляции к эмоциям реципиента.
  3. Современные политические тексты можно типологизировать по характеру их эмоционального воздействия на реципиента.
  4. Тексты, которые написаны разными авторами, или коллективным автором, но принадлежат одной политической партии, схожи по своим психолингвистическим характеристикам и по особенностям воздействия.
  5. Степень восприятия политических текстов реципиентами зависит от их психического состояния и личностных особенностей. Качество эмоций практически не зависит от данных характеристик.

Литература:

  1. Воробьева О.И. Политический язык: семантика, таксономия, функции. Автореф. …д.филол.н. - М., 2000. К тексту
  2. Желтухина М.Р. Комическое в политическом дискурсе (на материале немецкого и русского языков). Авторф. …канд.филол.н. - Волгоград, 2000. К тексту
  3. Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. - М., 1997.К тексту
  4. Алтунян А.Г. От Булгарина до Жириновского. - М., 1999.К тексту
  5. Богин Г.И. Понимание и непонимание в общении политика с населением. // Политический дискурс в России - 2. М., 1998. К тексту
  6. Петренко В.Ф. Исследование профессиональных стереотипов-типажей.// Речевое воздействие: психологические и психолингвистические проблемы. М., 1986. К тексту
  7. Shapiro M.J. Language and Political Understanding. New Haven, C: Yale University Press,1981. К тексту
  8. Wilson J. Politically speaking. - Cambridge,1990. К тексту
  9. Одинцов В.В. Стилистика текста. - М., 1980. К тексту
  10. Шмидт В. Соотношение языка и политики как предмет исследования социальной эффективности языка с позиций марксизма-ленинизма // Актуальные проблемы языкознания ГДР. - М., 1979. К тексту
  11. Кусков В.В. О некоторых особенностях современной немецкой политической лексики // Общие и частные проблемы функциональных стилей. - М., 1986. К тексту
  12. Туркин В.Н. К изучению социальных терминов. // Вопросы языкознания. 1975. №2. К тексту
  13. Баранов А.Н., Караулов Ю.Н. Словарь русских политических метафор / РАН. Ин-т русского языка. - М., 1994. К тексту
  14. Safier W. Safier’s New Political Dictionary. The Definitive Guide to the New Language of Politics. - New York, 1993. К тексту
  15. Белянин В.П. Основы психолингвистической диагностики. (Модели мира в литературе). М., 2000. К тексту
  16. Арнаудов М. Психология литературного творчества.// Пер. с болг. - М., 1970. К тексту
  17. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. - М., 1982. К тексту
  18. Звегинцев В.А. О цельнооформленности единиц текста. // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1980. Т. 31, № 1. К тексту
  19. Прохоров А. Психология неравновесных состояний. Казань, 1998. К тексту
  20. Практическая психодиагностика. Методики и тексты. Учебное пособие./ редактор-составитель Райгородский Д.Я. - Самара, 1998. К тексту
  21. Osgood Ch. Studies on generality of affective meaning system // American Psychology. 1962. V. 17. К тексту
[ГЛАВНАЯ]    [УСЛУГИ]   [БИБЛИОТЕКА]   [КОЛЛЕКЦИЯ]  
[ГОСТЕВАЯ КНИГА]    [ПОРТРЕТЫ ПОЛИТИКОВ]